ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕРАПИИ

За что отвечает человек

Вернемся к практике. Учитывая подверженность человека действию конституцинальной предрасположенности и информационной среды, зададимся вопросом: за что же он конкретно отвечает? С точки зрения “телесной” психотерапии, он отвечает за питание или “усушение” упомянутой свободной волей, т.е. вниманием, тех или иных закладок эмоций на этапе, когда он заметил их существование. (Одна из функций СПТ — сконцентрировать внимание на том, что нарушает оптимальный строй сознания).

Чрезмерный интерес к фабуле симптома не оправдан. С точки зрения СПТ, гораздо более важными являются вопросы о значении симптома: помогает ли он выжить или работает на смерть — и о том, как быть с энергией, затраченной на его образование.

То, при каких обстоятельствах он образовался, при получении какой информации это произошло, имеет относительно небольшое значение, подобно тому, как неважно, что написано на обрывке газеты, заложенном в середину клубка шерсти, когда решается судьба клубка.

Многие направления психотерапии, вслед за Фрейдом, переоценивают, на мой взгляд, значение информации, послужившей “клочком газеты внутри клубка”, и недооценивают волю человека “мотать клубок” вокруг нее (с учетом возможного гнета обстоятельств).

Соматопсихотерапия, обращающая внимание именно на энергетическую составляющую симптома, а также на его значение как во внутренней жизни человека (влияние на жизнь организма как целостности — холистическое измерение), так и в жизни его семьи, общества в целом (экологическое измерение), находит возможность для проведения экспресс-работы.

По данным диагностической фазы мы могли заметить, что обнаруживать симптомокомплексы удобнее по зарядам, которые они носят. Вероятно, силы организма, собирающиеся вокруг закладки эмоции (“прилог”, по нашей дальнейшей терминологии), можно уподобить рою ос, вьющемуся вокруг разломленного арбуза, или стае воробьев, полностью покрывающей своими телами блюдо с рассыпанным на нем просом. Я называю это “вторичными признаками”: бегут люди — значит подходит электричка, пустая остановка — значит автобус недавно ушел и т.п.

Применительно к симптомам можно использовать менее эстетичный образ: сырость находят по плесени. Правда, при этом следует учитывать, что энергия зачастую приходит в место бедствия, — либо залечивая рану, либо стремясь решить некую проблему.

Когда фазы диагностики и оценки уже позади, выбор пациента обостряется: что делать дальше — по-прежнему подпитывать найденное или отказаться? Или, иначе говоря, как распорядиться своей жизненной силой: направить на выращивание “камней за пазухой” и “змей в голове” или успокоиться и перегруппировать силы в направлении, более подходящем для него и окружающих?

Терапевтическая задача

В понятиях прилога — страстного состояния — терапевтическая задача заключается в том, чтобы обеспечить отток энергии, или субстанции ТТ, от очага скопления ощущений, вплоть до достижения состояния, когда прилог остается в “чистом” виде. Бактерия может быть вегетирующей, если ей предоставляется благоприятная питательная среда, а может быть в виде споры. Первая терапевтическая фаза — это “усушка” инфекта, лишение его подпитки.

Естественно, что одновременно по принципу сообщающегося сосуда начинает питаться организм, он восстанавливает свой потенциал. Это ощущается особым образом — как разлитие тепла-тяжести по телу на первой фазе и формирование ощущения легкости на второй.

Техника собственно успокоения

Возможность успокоения связана с осмыслением, оценкой, принятием решения. В процессе обсуждения фазы оценки мы уже заметили, что когда структура-ответ найдена, возникает возможность оценить, оправдывает ли она себя. Сложилась ли она в соответствии с целесообразностью или в силу действия

1) тенденций характера;

2) усвоенной привычки формирования именно такого рода заряженности в ответ на такие стимулы, т.е. “по традиции” — семейной, национальной и т.п.;

3) по каким-либо еще причинам.

Рассмотрев структуру по этиологическому (каузальному) принципу, мы можем при необходимости перейти к ее рассмотрению по другим принципам. (В скобках заметим, что это имеет большее значение для последующей профилактической работы и меньшее для актуального решения проблем).

По нормативному принципу:

1) соответствует собственному кодексу поведения;

2) соответствует социальным нормам (нравам);

3) соответствует заповедям Господним, законам совести (нравственности).

Затем — с точки зрения целесообразности такого реагирования, согласно телеологическому принципу:

1) разрешает проблему;

2) усложняет проблему;

3) никак не сказывается на решении проблемы (балластное).

Очень важно, что мы можем оценить структуру с эстетической точки зрения: красивая или некрасивая? Нравится ли человеку быть с такой структурой-добавкой в себе? Украшает или обезображивает она его? Прямо сейчас, безотносительно к причинам и возможным последствиям ее возникновения.

Наконец, эту структуру можно просто оценить “по принципу удовольствия”: приятно носить такую штуку в себе или неприятно. По непосредственному ощущению: хорошо или плохо чувствует себя организм в таком состоянии?

На практике эта фаза, как правило, проходится с помощью одного-двух достаточно простых вопросов: “Это помогает жить? Хотите походить еще с этим?” и т.п.

Практика показывает, что в реальности почти не бывает ситуаций, когда стоило бы питать в себе деформирующие энергетический контур структуры. Осмысление роли структуры в жизни чаще всего приводит к следующему решению: хватит носить ее, пора успокаиваться. Это касается и ситуаций, когда структуры образовались вроде бы по понятным причинам, как у свободолюбивой девушки, “затерроризированной” родителями.

Тряпочные шары

Двадцатилетняя пациентка “затерроризирована” своими родителями. Отец постоянно указывает ей, что делать, куда ходить, и без обиняков заявляет: “Я тебя родил для себя”. Мать пассивно и боязливо взирает на все, что происходит.

Испытывая обиду и раздражение, Н. носит два металлических шара в области висков и еще один в груди по средней линии. Они ее “обесточивают”: девушка чувствует себя слабой.

Шары твердые, тяжелые, поглощающие до 50 процентов ее энергии. Соматический эквивалент ее переживания — боль в голове, тяжесть в груди, холод, онемение в руках и ногах.

Что же? Помогают решению проблем эти шары? Укрепляют здоровье? Иначе как провокационными эти вопросы не назовешь.

Родители отметили нарастающую замкнутость девушки, слезливость. Замкнутой ее делают шары у висков, шар в груди порождает слезливость. Она демонстрирует явно неадаптивное поведение. Отец не склонен проявлять жалость, напротив, он раздражается от вида ее слез.

— Предполагаешь и дальше питать эти шары или хватит? — спрашиваю я.

— Хватит.

— Найдешь, как употребить свою силу?

— Успокоюсь и попробую найти другой ответ.

— Успокаивайся и описывай, куда при этом в первую очередь идут ощущения: в руки, в ноги, еще куда-либо?

— Вниз.

— В виде чего?

— В виде теплых волн.

— Это теплые волны света, воздуха, жидкости, еще чего-либо?

— Вода теплая...

— Докуда уже дошла?

Так поддерживается внимание пациентки на распределении ощущений, до полного их успокоения, сопровождаемого выдохом.

— Реализовались ощущения?

— Да.

— Теперь, когда ощущения распределились по телу, что осталось на месте бывших шаров?

— Они потеряли свою плотность. Как тряпочные...

Нужны ли эти тряпочные шары в организме или можно позволить себе успокаиваться еще глубже? — таково примерное направление дальнейшего разговора. Суть завершающей фазы работы состоит в организации дальнейшей инволюции подобных обессиленных образований.

С чем же было связано успокоение? С пониманием — и более того — с ощущением бесперспективности, вредности сформировавшегося напряжения и решением успокоиться. Принятое решение очень существенно. Вслед за ним наступает собственно успокоение.

“Будете успокаиваться?”

Мы уже говорили, что ключевой вопрос диагностической фазы: где-что? — и оценочной: хорошее-плохое? Ключевой вопрос терапевтической фазы: “Будете успокаиваться?” Можно добавить, предоставляя пациенту выбор: “Или предпочитаете еще походить с этим?” Если пациент отвечает: “Предпочитаю походить еще с этим”, можно уточнить, сколько времени. И даже предложить шкалу: “День, неделю, месяц, год, 10 лет, до скончания века?” Обычно человек после этого еще лучше понимает, что решить вопрос с ношением структуры все равно когда-то придется. Впрочем, иногда человек может взять определенный срок на “дополнительные эксперименты” — это его право, хотя на практике такое случается редко. Как правило, к моменту встречи пациент имеет уже достаточно опыта, чтобы определиться в том, что для него хорошо, а что плохо.

Итак, в норме на вопрос: “Собираетесь еще поносить это?” пациент отвечает: “Нет, хватит!” — “Будете успокаиваться?” — “Да”. За этим следует “разрешение”: “Успокаивайтесь”. И после небольшой паузы: “И наблюдайте, куда в первую очередь идут ощущения? В руки? В живот? В ноги?”

Атмосфера

Конкретных приемов успокоения может быть использовано великое множество. Одно остается существенным: достижение готовности пациента расслабиться. “Расслабиться” не должно противоречить его позиции, которая может состоять, например, в том, чтобы напрягаться. Пациент должен быть уверен, что решение расслабиться — в его интересах и что от этого он не пострадает.

Можно прибегнуть к убеждениям, как в рациональной психотерапии. Не исключено индуцирование успокоения будничным тоном беседы — например, когда пациентка рассказывает о том, что, по ощущениям, ее череп раскроен топором или что она на дне могилы под шестью штыками грунта. При всех обстоятельствах успех дела решает общая атмосфера собеседования.

“Констрикция” и “дилатация”.

Два конечных и промежуточное состояние

Наблюдения показывают, что в любой момент времени внутренние ощущения могут быть в одном из трех состояний: они могут стоять на месте, двигаться к очагу напряжения или перемещаться от него к периферии. Это соответствует процессам, формирующим состояния, которые условно можно назвать констрикторным и дилататорным. При констрикторном происходит “сжатие”, концентрация ТТ и, соответственно сужение сознания, при дилататорном, наоборот, освобождение ТТ и, соответственно, расширение сознания. Понятно, что может быть состояние относительной стабильности в промежуточном состоянии или в одном из “конечных”. Это очень чувствуется самим носителем сознания: он или раскрывается цветком, или “окукливается”, “заворачивается”, “каменеет”.

Возможно, подобные феномены наблюдал Райх, когда формулировал свой закон “единства и противоположности вегетативной жизни организма”. Он уже упоминал две функции: расширение и сокращение. Лоуэн так излагает взгляды своего учителя: “На психическом уровне биологическое расширение ощущается как удовольствие, а сокращение как неудовольствие. Между вегетативным центром и периферией есть функциональное противопоставление, которое делает возможной дальнейшую корреляцию между психическим ощущением и движением энергии. Поток энергии от центра к периферии функционально соответствует биологическому расширению и восприятию удовольствия. И наоборот, движение энергии от периферии к центру тождественно биологическому сокращению и восприятию неудовольствия или тревожности”*.

Вместе с тем, наши представления о динамике состояний отличаются от тех, что выработаны, например, в биоэнергетическом анализе. Лоуэн придерживался взгляда на организм как на биполь, “биоэнергетический маятник”*. Одним полюсом выступал “ножной конец” (как выражаются хирурги), а другим — “головной”.

Концепция Лоуэна была дериватом психоаналитических воззрений на человека, как живущего в смене двух состояний: зарядки и разрядки. Рот, голова — часть тела, через которую “происходит зарядка организма”, анус, уретра, ноги — “разрядка”. Большое значение придавалось анализу ощущений на поверхности тела, исходя еще из фрейдовского тезиса: “Я” — это поверхность тела”. Хотя эти воззрения представляются эволюционно и физиологически выверенными, они мало соотносятся с реальностью ощущений и, на мой взгляд, носят несколько спекулятивный характер.

Лоуэн же ввел представления о “конденсирующих системах”. К ним он относил, в частности, генитальный аппарат. “Степень удовольствия в половом акте зависит от величины заряда, накопленного в животе и в области таза”**.

Это не отменяло, впрочем, практики, основанной на проработке мышечных напряжений на разных уровнях. Фактически Лоуэн заметил одну из “осей взаимозависимости” в сообщающемся сосуде, каковым является человек (см. выше), но человек — мультиполярное существо. Концентрация “ощущений” может наблюдаться в животе (при страхе, гневе), и тогда “периферией” становятся как голова, так и ноги.

Жестикуляция — индикатор внутренне ощущаемого

Пациенты по ходу рассказа, как правило, показывают жестами направление движения ТТ в своем организме, не отдавая себе в этом отчета. Речь идет об обычных вращательных движениях кистями рук с “показом” перемещения ощущений снизу вверх вдоль тела (возбуждение) или, наоборот, сверху вниз (успокоение), к себе (приложение), от себя (отложение) и т.д. В таком случае можно задать вопрос: “Когда Вы делаете такие движения руками, в каком направлении идут ощущения в теле?” — и легко убедиться в существовании корреляции между жестикуляцией и тем, что человек ощущает в теле. При желании можно использовать это как заход в работе: “Куда устремляются ощущения? Что их там собирает? Чему это служит?” и т.д. Точно так же это может быть использовано и в терапевтической фазе, но уже для организации процесса успокоения.

В случае если пациент замечает уже начавшееся распределение ощущений от очага к периферии, не стоит этому мешать. Пусть пациент наблюдает за движением ТТ. Ни ему, ни ассистенту ничего другого не нужно.

Иная тактика используется в случае остановки ощущений, несмотря на то, что их значение уже осмыслено. Значит, решение еще не принято. Разговор в таком случае происходит примерно следующий: “Предпочитаете продолжить носить “камень” на душе? Сколько времени Вам еще нужно его поносить, чтобы принять решение: неделю, месяц, год, или у Вас уже достаточно опыта, чтобы сделать свой выбор?” В зависимости от того, что скажет человек, происходит дальнейшая работа.

Иногда, несмотря на разговор с опорой на ощущения, человек продолжает концентрировать их в очаге переживания. В таком случае следует выяснить, правильно ли выбрано направление разговора. На чем центрировано внимание пациента?

Урок

Человек наиболее восприимчив к жизненным урокам в фазе осмысления носимого. “Не выпускай соловья из клетки, пока песенки не споет”, — гласит русская пословица. “Соловьем”, способным “спеть песенку”, является состояние страдания. Печальные следствия ошибки, когда-то допущенной пациентом при выборе, не будут напрасными, когда извлечен урок из приложения сил в ложном направлении, когда будет понятно, что заставило так поступить, и будет сделан вывод, как быть с этим в дальнейшем.

Очень важно найти ответ на вопрос: “Что заставило тебя так поступить?” Это особенно важно в ситуациях, когда человек чувствует себя виноватым. Вместо того чтобы казниться, гораздо продуктивнее определить, что привело к такому поступку. Нередко это может быть результат давней психической травмы или некая черта характера. Восхождение по лестнице причинности позволяет что-то изменить и извлечь урок из совершенной ошибки, а не просто отказаться от “оплаченного” опыта.

Студентка ни при чем

Преподаватель строго обошелся с одной из студенток, и сам почувствовал, что это была неадекватная строгость, не оправданная педагогической необходимостью. Что же заставило его так поступить? Выявить структуру в теле, которая определила такое поведение, не составило труда. Сердце было ранено, и до сих пор инструмент ранения не был удален из него. Речь шла о последствиях переживания первой любви. Возлюбленная оказалась неделикатной и на заинтересованные взгляды молодого человека ответила шутками, которые он воспринял как нож в сердце. Студентка же внешним обликом напомнила уже взрослому преподавателю его любовь двадцатилетней давности.

Осознание неоправданной агрессивности по отношению к ни в чем не повинной девушке помогло избавиться от старой раны. Отношения со студенткой были налажены и в последующем не омрачались вторжениями аффектов из прошлого.

 

Вопрос, как быть с этим в дальнейшем, особенно хорошо прорабатывается в момент открытия второго “окна научения” — в момент достигнутого благополучия. В состоянии же “пикового страдания” человек легче находит “виновного” в страдании.

Получу право успокоиться, когда сделаю

В ряде случаев пациенты “проявляют принципиальность” и не спешат успокаиваться, пока не совершат действие, логически связанное с переживаемым.

Пациентка Лиза, 21 года, рисует фигурку человека из квадратиков, кружков, треугольников, помечает возраст —16 лет. Ее ощущения, связанные с этим возрастом, — в груди большая темная колючка с мощными шипами, выходящими за пределы тела. Это образование поглощает до 50% силы, которая, конечно, пригодилась бы ей.

Возникновение “колючки” пациентка связывает с недоразумением с подружкой, приведшим к разрыву их отношений. В трудный момент жизни подружка не поддержала, а наоборот, предала ее, как воспринимала тогда Лиза. “Колючка” была воплощением обиды. Казалось бы, стоило просто успокоиться от ношения колючки, но Лиза считает, что прежде необходимо объявить подруге о том, что она ее простила.

Однако подруга вышла замуж за американца и из Америки присылала письмо, в котором объяснялась, просила прощения. Это было три года назад. Лиза ответила ей, но письмо пришло обратно, потому что подруга сменила место жительства. Лиза решает узнать новый адрес у родственников подруги и еще раз написать ей письмо, рассказать о своих чувствах и видении ситуации, и только после этого соглашается успокаиваться.

“Все-таки надо решать...”

Как только выявлено направление движения ощущений, человек уже может определять, устраивает ли его такое состояние или направление его изменения.

Учитывая то, что в фазе оценки уже осмыслены результаты того или иного психического процесса и этот опыт уже учтен, к моменту наблюдения за судьбой ТТ пациент, как правило, уже находится в фазе расслабления, “дилатации”. После того как решение принято, например, сменить обиду на прощение, организм сам начинает “обслуживать” это решение и формировать новый контур ощущений, “перековывать мечи на орала”. Как правило, достаточно просто присоединить пациента к уже идущему процессу с помощью, например таких вопросов: “Теперь, когда решение успокаиваться принято, наблюдайте, как распределяются ощущения. В каком направлении они больше идут: к туловищу? к рукам? к ногам? В виде чего: в виде света, воздуха, жидкости, массы? Ничто не мешает их движению? Что чувствуете по ходу движения фронта ощущений? Докуда уже дошли ощущения? Приятно ли это? На сколько процентов рассосалась тяжесть?”

В случае если ощущения остановились, можно повторить вопрос: “Как все-таки Вы решаете? Будете носить гирю (ком, облако и т.д.) или успокаиваться от этого?” “Успокаиваться”, — отвечает пациент. “Успокаивайтесь. И описывайте, что при этом ощущаете”. Ощущения страгиваются с места, и далее ассистирование их движению не представляет труда. Для того чтобы пациент лучше настроился на изменения, можно спросить его: “Какие части тела “запрашивают” наполнение”? — и тем самым задать адрес движения освобождающимся силам.

Отделение зерен от плевел

В начальный момент расслабления в ряде случаев с особенной отчетливостью наблюдается интересное явление. Речь идет о разделении “черного” и “белого” на фракции, как отделяется масло от сыворотки при центрифугировании молока. Если искать особый термин для обозначения этого процесса, то как вариант можно использовать фракционирование. От “сочного”, темного образования отходит белое (неважно, газ это, жидкость или масса), “возвращается на места”, питает “обесточенные” части организма. Исходное образование при этом “усыхает”.

Это можно толковать так. Энергия организма сама по себе — ни плохая, ни хорошая: негативные или позитивные характеристики свойственны направлениям траты энергии. Возврат ее “на места” — несомненное благо. Именно это и происходит при “отделении зерен от плевел”.

Вот один из клинических случаев, где отчетливо наблюдался этот феномен. Я приведу его практически в полном объеме, чтобы показать характерную динамику работы от начала до конца.

 

Наши события

Как выучить иностранный язык быстро...

Каждый четверг вечером с 19.00 до 21.30 ...

Архив событий

София-анализ в Москве

8-9 ноября 2014 года в Москве состоялся совместный тренинг Андрей Ермо...

2014 год, психокатализ в новостях...

События психокатализа за 2014 год, собранные в ленте новостей. ...

2013 год, психокатализ в новостях...

События психокатализа за 2013 год, собранные в ленте новостей. ...

2012 годы, психокатализ в новостях...

События психокатализа за 2012 год, собранные в ленте новостей. ...

2011 год, психокатализ в новостях...

События психокатализа за 2011 год, собранные в ленте новостей. ...

Социальная связь

  

Подписаться на рассылку

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Контакты

  • +7 495 5-999-444 (д.),
  • +7 916 140-72-53 (моб.)
  • E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
  • Skype: andrey.ermoshin
  • www.psychocatalysis.com