ФАЗА НАРАБОТКИ ПОЗИТИВА

Когда состояние спокойствия достигнуто

Когда состояние спокойствия достигнуто, важно сделать шаг вперед, понимая, что решение проблем на этом не заканчивается, а только начинается. Именно в таком состоянии пациент может увидеть ситуацию по-новому, “всем организмом”, всем потенциалом, которым он теперь распоряжается.

В начале практики я довольствовался успокоением как таковым. Лишь со временем стало ясно, что лучше “присутствовать” при принятии человеком новых решений. В ряде случаев наблюдались интересные феномены полярных превращений структур. Например, защитная пластинка “боязни людей” в груди превращается в алое сердце (как его рисуют) любви к людям. Соответственно, жизненный стиль человека меняется: вместо пассивной обороны человек избирает активную позицию сотрудничества с ближними на общее благо. Или ком обиды в груди “на глазах” превращается в цветок прощения. Темное облако неуверенности над головой у молодого человека, стремящегося стать актером, превращается в свою противоположность — светлое облако уверенности и спускается в тело, наполняя его. Надломленный стержень уверенности в себе — в монолитный шар этой же самой уверенности и т.д.

Эту технику я условно называю техникой “перековки мечей на орала”. Полярность образования меняется с использованием всей энергии и всей пластической массы исходного образования.

Приведу пример трансформации состояния пациентки и формирования нового контура ощущений.

Оболочка из жевательного мармелада

Пациентка Т., 25 лет, воспитывает двухлетнюю дочь. Жалуется на усталость в спине. При отсутствии острых болей не может держаться вертикально более двух часов, обязательно должна полежать. Попытка поднять дополнительно два килограмма приводит к полной декомпенсации, женщина сгибается и падает. Проходила курс мануальной терапии у известного специалиста. На полгода процедур хватало. Доктор рекомендовал укрепляющие упражнения, но женщина не делала их, ленилась. Пациентка настроена на повторный курс мануальной терапии уже с моей помощью, после которого намерена не лениться.

— Прежде чем делать что-либо физическое, я хочу задать Вам вопрос. Прикройте глаза. Есть что-то на спине?

— Да.

— Что это?

— Тяжесть.

— Большая, маленькая?

— Кажется, тонны.

— Что это, по ощущению?

— Пластины металлические, по пластине на каждом плече.

— Давно, недавно Вы их приняли?

— Три года назад.

— В Вашей жизни были особые обстоятельства?

— Да.

— Сейчас сделайте небольшую передышку. Вот Вам карандаш. Нарисуйте символическую фигуру человека из квадратиков, кружков и треугольников, число элементов в фигурке —10.

Пациентка выполнила задание, а затем фломастерами раскрасила фигурку, определила предпочитаемый цвет и все последующие за ним. Подписала: мужчина, 30—40 лет.

— Продолжим? То, что заставило Вас принять пластины на плечи, в Вас или вне Вас? Где оно?

— Во мне. В голове. Во лбу.

— Там что-то темное — светлое, большое — маленькое? Что там, по ощущению?

— Темная масса, нетвердая. Глина, в которой встречаются крупинки гранита.

— Сколько их там?

— Много.

— Какой процент Ваших сил собирает на себе эта масса во лбу?

— 80—90.

— Что это, если назвать другими словами: беспокойство, со­мнение?

— Протест.

— Протест, который у Вас во лбу в виде глины с гранитом, помогает Вам решать проблемы?

— Нет, он убивает меня. Именно протест дает веществу в моем лбу энергию.

— Будете питать?

— Нет, хватит.

— Что будете делать?

— Успокаиваться.

— Успокаивайтесь. И наблюдайте, в виде чего распределяются ощущения: в виде света, газа, жидкости, массы?

— В виде тепла.

— Тепло движется преимущественно в руки, ноги, распределяется в голове?

— В руки и голову наполняет.

— Докуда дошло?

— До запястий, — делает выдох, самопроизвольно открывает глаза, улыбается.

— Первая фаза — успокоения — прошла у Вас прекрасно. Теперь снова прикройте глаза и определите, осталось ли что-то на месте бывшей глины с вкраплениями гранита?

— Да.

— Что это?

— Серое, большое пятно неопределенной формы, похожее на высохшую лужу. Там бугорки остались. Они как будто движущиеся... как маленькие гейзеры... Оно живое, не совсем высохшее.

— Можно дать ему высыхать и дальше?

— Да, можно.

— Дайте.

— Я сама заставляю его усохнуть.

— Получается, что Вы хозяйка, решаете, что питать Вам в себе, а что подвергать усушке?

— Да, я именно так себя ощущаю, — еще выдох.

— Что теперь осталось на месте бывшего пятна?

— Два пятна меньших размеров, не соединяющихся, но расположенных очень близко друг от друга. По бокам каждое пятно очерчено как бы мерцающими лампочками, свет непостоянный... Пятна сужаются, пространство между пятнами больше.

— Ощущения в теле?

— Покалывание в руках, ноги в икрах немеют. Лампочки желтые, три или четыре... Они больше становятся... Все стало как мозаика. (Игра такая в детстве была — “Калейдоскоп”: смотришь одним глазом, а там картинки сменяются.) Красок только две — желтая, “цыплячья” и чуть-чуть серо-голубая... Давит на виски прилично... Полоски металлические, и голову как будто тянет назад.

— Их назначение?

— Не знаю! Сжимают.

— Быть может, голова нуждается в том, чтобы ее сжимали?

— Нет. Ведь ее сейчас ничто не распирает.

— Тогда можно сказать им спасибо за службу?

— Да. Они сразу рассосались.

— Осталось что-то во лбу?

— Остатка нет. Но у меня есть ощущение, что я силой туда не пускаю.

— То есть Вы с чем-то боретесь?

— Да, получается, что так.

— Вам это нужно для чего-то? Вы хотели бы сохранить свои протестные отношения с кем-то или с чем-то?

— Нет.

— Что будете делать?

— Успокаиваться еще глубже. Отпускать.

Отпустила и сделала выдох, открыла глаза.

— Сейчас Вы спокойны, голова свободна, тело наполнено?

— Да.

— Тем не менее, ситуации, подобные тем, что вызвали у Вас протестное состояние, в жизни возможны.

— Да.

— Что поможет Вам переживать их по-новому?

Пациентка прикрыла глаза.

— Оболочка вокруг меня.

— Из чего она сделана?

— Из материала, напоминающего жевательный мармелад.

— Вам остается наблюдать, как это будет действовать в жизни. Осталось что-то на плечах?

— Нет.

Пациентка сидит свободно, расправив грудь.

Придя на следующий прием, она засвидетельствовала, что спина больше не болит: “Хотя к вечеру бывает усталость, но это другая усталость, нормальная”. Не преминула, однако, и пошутить: “Самочувствие хорошее... вплоть до развода”. Было очевидно, что это значимое замечание. Тем не менее, еще некоторое время мы поговорили об ощущениях, в частности, о том, как живется с оболочкой “из жевательного мармелада”.

— Если раньше цвет был сверху голубой, снизу белый, то теперь он более равномерный. На наружной стороне цвет более сочный, на внутренней светимость поменьше. Форма изменилась. Если раньше это была форма яйца, независимого от фигуры человека, то сейчас она ближе к форме человеческого тела.

— Это подходит?

— Если раньше страшно было вытащить руку, то сейчас она облегает руки, туловище, ноги, все тело, и это удобнее. Она стала естественной для меня.

Казалось бы, на этом можно было и закончить: новое состояние сохраняется, пациентка ощущает себя комфортно. Но фраза о разводе, оброненная в начале встречи, разумеется, прозвучала не случайно. Дальнейший ход встречи полностью подтвердил это.

Пациентка проявила желание поговорить. Ее судьба складывается своеобразно. Воспитанная в хорошей семье, в которой к детям относились с уважением, отец посвящал им все свободное время, она вышла замуж за молодого человека, на поверку оказавшегося ненадежным. Когда тот узнал, что у Т. в родах была клиническая смерть и ребенок родился с отеком мозга, он стал уговаривать ее оставить ребенка в роддоме. Она восприняла это как предательство, и они расстались.

Мужчина, предложивший ей совместную жизнь, на 11 лет старше нее. Ему очень важно самоутверждаться. Т. объясняет это тем, что он учился в школе, где большинство были из богатых семей, а он был из семьи бедной. Каков бы ни был генез его сопернической настроенности, муж Т. борется со всеми людьми, в том числе и со своей женой. Планомерно подчиняет ее.

Далее Т. рассказывает:

— Я очень много смеялась после нашей работы. Муж не смог этого перенести. “Тебе надо к доктору, который головку лечит”. (Она не говорила ему, что посещала психотерапевта.)

“Что, трудно проигрывать?” — неудачно пошутила Т. Муж ушел в спальню и лег, свернувшись калачиком, лицом к стенке. Увидев это, Т. разжалобилась, все вернулось на круги своя. “Я не умею держать паузу”, — призналась она.

Однако мысли о разводе не оставили пациентку. Ей еще предстоит вырабатывать эффективные способы противодействия подавляющим устремлениям мужа, так как она стремится к товарищеским отношениям, и нет уверенности, что оболочка “из жевательного мармелада” будет достаточной для этого. Это амортизатор воздействий, но для успеха важна и активная позиция.

По катамнестическим сведениям, Т. и через два года все еще с этим мужчиной.

Этот вариант “наработки позитива” (я имею в виду нечто вроде создания “оболочек из жевательного мармелада”) в моей практике развития не получил. “Позитив” бесструктурен, как и добро в более широком смысле. Кроме того, в завершающей фазе работы, на мой взгляд, важно проделать обратный путь перевода сознания из структурного в функциональное состояние. И долго задерживаться на исследовании структуры — носителе добра — мне, как правило, не приходилось. Важно не только то, чтобы она была оптимально расположена, оптимально устроена, но и чтобы оптимально работала.

Впрочем, это не отрицает возможности выяснения структурных форм существования “позитива”.

Теперь приведу пример работы с такой позитивной вещью, как “воспитанность”, который также иллюстрирует реализацию принципа “нескольжения”. Как только в разговоре происходит упоминание о чем-то значимом, необходимо тут же выявлять его плоть и выверять, отрабатывать ее.

“Сам в жены не берет, другим не дает”

Пациентка И., молодая девушка, жалуется на то, что в отношениях с Б., ее молодым человеком, отсутствует какое-либо движение: “Сам в жены не берет, другим не дает”.

— Прикрой глаза. Далеко, близко Б. от тебя (в пространстве твоего сознания)?

— В пяти метрах справа.

— Что в связи с этим ощущаешь?

— Тепло в груди. (И. ощущает, что он подошел к ней и положил голову ей на колени.)

— Что-то мешает свободно обсуждать отношения?

— Воспитание.

— Где ощущения “воспитания”?

— На плечах.

— Что это?

— Прямоугольник.

— Плоское нечто?

— Объемное. И в нем голова.

— Размер?

— Один метр в ширину. По метру по бокам от плеч.

— Цвет?

— Прозрачный, голубоватый.

— Нравится тебе, что твоя голова в призме воспитания?

— Я считаю, что это нормально.

— Тебе идет эта призма? Ты красивая в ней?

— Ничего.

— Хотела бы что-то улучшить?

— Сгладить острые углы.

— Понаблюдай, как это происходит.

— Пронаблюдала.

— Пусть еще что-то изменится?

— Грани тоже хочу сделать закругленными.

— Делай. Так лучше?

— Лучше.

— Что-то изменилось в ощущениях в теле?

— Теплее стало. Плечам легче стало на 20 кг.

— Еще что-то хочешь изменить?

— Положение.

И. опустила структуру в тело. Плечам стало легче еще на 10 кг.

— Чего-то еще не хватает тебе для того, чтобы успешно решать проблему?

— Надежды.

— Надежда далеко, близко?

— В пяти метрах, впереди. Нечто светлое.

И. позволила себе совместиться с надеждой, засветилась.

— Какой образ действий поможет тебе в решении проблемы?

И. увидела следующую картинку. Она встала и пошла вперед. Лежавший все это время головой на ее коленях Б. тоже пошел. На расстоянии 4—5 метров. Ускорила шаг — он тоже. Замедлила. Затем пошла медленно, а потом — резко вперед. Он догнал, побежал рядом. И. нашла такое движение, что он обнял ее...

Вариант с засадкой “благих семян”, их лелеянием, пересаживанием и т.д. отчасти получил развитие в педагогической практике. (См. ниже “методику обращения с инициальным накоплением знания”). Однако чаще я все же использую другой подход.

На что употребить освободившуюся ТТ?

В поисках нового решения проблем можно положиться на мудрость пережившего бедствия организма. Состояние спокойствия предполагает мудрость: все части тела в равной степени участвуют в мышлении. Это значит, что мышление будет не частичным — к примеру, только головным или только “сердечным”, а целостным, “организмическим”. Идеальные условия для принятия “Воли Божией” чадом Божиим. Когда это произойдет? По пути от врача? Дома? Все это может быть. Но не лучше ли подстраховаться и позволить пережить новый выбор уже сейчас?

Именно предоставление возможности нового выбора является важной завершающей компонентой работы.

Три такта

В работе имеется как бы три такта:

1. “От мира”. Пациент приходит в плену образов мира.

2. “Работа с ощущениями”. Мы погружаем его в ткань собственных ощущений.

3. “К миру”. Возвращаем в новом состоянии к миру, “присоединяем по-новому”.

Обратный процесс

Процесс, осуществляемый на завершающей фазе, напоминает процесс фазы начальной, только в обратном порядке. Если вначале мы стремились проявить состояние, опредметить ощущения, то теперь стараемся проявить поведение, обязаны вернуть внимание действительности “открытых глаз”. К чему и как будет приложено новое состояние? В какие формы облечется? Как человек будет ходить, говорить в новом состоянии? В какие слова будет облекаться его настроение? Что будет его ближайшей целью? Что он сделает уже сегодня, в крайнем случае, завтра?

Чтобы это могло осуществиться, важно предложить пациенту увидеть новую возможность, “присоединить ресурс к будущему”, как выразились бы специалисты по НЛП. Пользуясь этой же терминологией, можно сказать, что прежде мы “отсоединяли его от прошлого”.

Посмотреть по-новому

Молодая женщина рассказывает, что болезненно страдает от ревности. Ревнует мужа не только к подругам или другим женщинам, но даже к обложкам журналов, к кинофильмам, где фигурируют женщины. Стоит ему посмотреть на любую другую женщину, скандал неизбежен. В результате муж собрался с ней развестись. М. не хочет его потерять, поэтому обратилась к психотерапевту в надежде изменить что-то в своем поведении. При этом за собой она оставляет право смотреть на кого угодно, то есть придерживается как бы двойной морали и, скорее всего, приписывает мужу то, что испытывает сама.

Расспрос об ощущениях обнаруживает следующую картину. От ревности тяжело во всем теле. Особенно заметно это ощущается в голове, в висках. Там масса, которой наберется с литр.

— Помогает эта масса решать проблемы, строить правильные отношения с мужем?

— Нет. Доставляет ему неприятности. Поэтому он и разводом угрожает, — поясняет она.

— Сколько сил забирает масса?

— Почти все.

— А вообще-то они бы Вам пригодились?

— Да!

— В каком направлении сейчас идут ощущения: вверх, вниз или стоят на месте?

— Вниз.

— Это Вам подходит?

— Подходит.

— Ощущения идут преимущественно в руки, в ноги, еще куда-либо?

— В руки.

— Наполняются светом, газом, жидкостью, массой, еще чем-либо?

— Наполняются массой, — и тут же добавляет (это бывает нечасто, что такая быстрая связь явлений обозначается): — Голова начинает болеть.

— От сжатия?

— Да.

— Что сжимает?

— Обруч.

— Он спасал голову от распирающей массы? Теперь голова освободилась, сдавливать нужды нет, а он жмет по-старому? — предполагают я, ускоряя процесс.

— Да, наверное, так.

— Можно ему уже сказать: “Спасибо за службу, можешь рассасываться?”

— Да, — отвечает пациентка и начинает наблюдать за процессом рассасывания “обруча”.

Выдох, характерные движения пальцами рук (из неподвижных они становятся подвижными), как знаки окончания активного процесса перемен.

— На голове что-то осталось?

— Чуть-чуть.

— Пусть рассасывается до конца?

— Да.

Пациентка наблюдает за этим и открывает глаза. Получилось, что “вторичное образование” мы отработали до того, как закончили с “первичным”. Поэтому приходится проконтролировать эффективность прохождения предыдущих фаз работы.

— Прикройте глаза еще раз. Что-то осталось на месте бывшей массы в голове?

— Треугольники. Две штуки, остриями друг к другу.

М. решает, что надо успокаиваться и от их ношения.

— Успокаивайтесь глубже и наблюдайте, что происходит.

— Эти черные штуки уменьшаются.

Она наблюдает за процессом секунд 50, делает выдох и открывает глаза.

— Как произошло исчезновение? — спрашиваю я. В данном случае я был уверен, что исчезновение произошло: выдох был по-настоящему легким, улыбка на лице — ясной. Если бы я не был уверен в том, что процесс завершился, то спросил бы осторожнее: “На сколько процентов уже уменьшились?” Как я уже замечал ранее, любой ответ на этот вопрос будет правильным: и на один хорошо, и на сто — прекрасно.

— Против часовой стрелки, — показывает она руками, как это было, — эти треугольники собрались в комок, стали маленькими и исчезли.

В паузе мы побеседовали с пациенткой о том, как обращалась М. к своему мужу раньше и как могла бы обращаться теперь, когда стала более спокойной, уравновешенной. Мы отработали с пациенткой ее переживания ревности, она согласилась с тем, что лучше избегать оценок и рекомендаций, а говорить больше о переживаемом состоянии, о своих чувствах. Осталось “присоединить” вновь найденное поведение (образ поведения) к обстоятельствам, в которых оно призвано работать.

— Прикройте глаза еще ненадолго. Ваш муж далеко, близко в Вашем сознании?

— Близко.

— В каком направлении, на каком расстоянии?

— Прямо передо мной.

— Вы могли бы ему сказать то, что сейчас чувствуете?

— Могла бы.

— Сделайте это мысленно.

Пациентка сосредоточивается, молчит. Наконец, открывает глаза.

— Можно опробовать такой вариант общения? — я еще раз укрепляю “установку” на новое.

— Вполне.

— Встретимся через неделю, обсудим результаты.

 

Данная работа может служить иллюстрацией сказанного о не­одно­родности “ревности” как явления. Если у М. она была сродни раздражению, находившему специфические поводы, то у другого человека это будет преимущественно страх и ощущения, связанные с этим переживанием, будут преимущественно на уровне живота.

Новое видение ситуации в состоянии спокойствия

Новое видение является как бы естественным следствием достигнутого спокойствия и очищения. Именно в этом состоянии “удобно” находить новые решения классов проблем, которые казались нерешаемыми. Успокоившийся человек начинает видеть новые поведенческие ходы. Пациент может пронаблюдать их реализацию, предощутить свое состояние в результате, “увидеть” эффект действий, определиться, согласуется ли это с его натурой, обстоятельствами. Испытывая подъем сил, пациент способен более полно и по-настоящему принять тот труд и связанную с ним радость, которые ему предстоят.

Отчасти речь идет об экспериментировании. Предлагается участвовать в жизни в качестве более целостного существа, воспринимающего и отвечающего не от имени отдельной “страсти”, а всем организмом, всем опытом.

Вот еще вариант диалога.

— Теперь, когда Вы спокойны, ощущения распределены равномерно, можно сказать, что Вы свободнее распоряжаетесь своей энергией?

— Да.

— Вам будет удобнее решать проблемы Вашей жизни, свободно распоряжаясь своими силами?

— Да, без сомнения!

— Есть в Вашей жизни такое, на что стоило бы их тратить?

— Да! (Если пациент отвечает “нет”, можно предоставить ему возможность увидеть разные варианты приложения освободившихся сил).

Пациент называет возможные направления активности.

— Возможно, будет неплохо, если Вы пронаблюдаете, как это может происходить?

Или в более директивной форме:

— Дайте себе увидеть, как Вы реализуете себя в новом состоянии.

Пациент наблюдает возможную программу действий, прикрыв глаза. При этом важно настаивать на сохранении достигнутого состояния.

— Принимает организм такую программу? (Нечто вроде “экологической проверки”).

— Да.

— Есть какие-то возражения, дополнения?

— Нет.

Это может быть присоединение к поездкам в метро или поискам работы, или новым отношениям с близкими, или новой позицией на работе и т.д. Главное — это позиция, из которой все делается, состояние, в котором все осуществляется. Реализация увиденного осуществляется в последующем спонтанно, как само собой разумеющееся.

Стеклянный журавлик

Вот еще небольшой пример работы, в которой можно видеть, что состояние меняется в связи с принятием определенных решений в отношении проблем, существующих длительное время. Эти решения составляют важный компонент достижений человека в ходе психотерапевтической работы. Тогда даже песок на дне сердечного мешочка превращается в прекрасного стеклянного журавлика — символ верности любимому человеку и заботы о нем.

Предлагаю вашему вниманию выдержку из описания работы пациенткой Т.Н., женщины примерно 50 лет. Описаны такты одной работы — в ее составе было несколько обращений к ощуще­ниям.

 

“Ощущение присутствия в области сердца как бы зажимающего его с двух сторон картонного изделия, скорее всего, папки для бумаг. Я узнаю в ней папку с нашими неоплаченными счетами (ввиду отсутствия денег на предприятии). Из-за их длительного лежания цены на выписанную продукцию могут вырасти, или она может быть реализована через другие организации, моя работа пропадет и нужно все начинать снова, если вообще еще можно будет решить.

Поэтому я мысленно стимулировала работу других отделов, прибегла к помощи директора, чтобы поправить наше финансовое положение, а также работу транспортников, чтобы как можно быстрее реализовать то, что я наработала.

В результате “платежки” из банка оказались у меня в руках и работа пошла своим чередом с равномерной загрузкой и своевременным обеспечением участков материалами для ликвидации аварий.

Обнаруженная в области сердца прищепка олицетворяла проблемы с мамой — вопросы квартирного размена, взаимоотношений с братом.

Я решила, что более эффективное подключение к этому вопросу и проблемам, связанным с ним, даст хорошие результаты. Продумала, что именно я должна для этого сделать, и прищепка исчезла. В сердечном мешочке на дне выпал осадок в виде песка.

Я решила, что этот песок хотя и тяжелый, но чистый, кварцевый. Его можно отдать на стекольный завод, расплавить там и выдуть из него журавлика — поставить его как украшение и напоминание о своем долге почаще бывать у мамы и, по мере возможности, чаще помогать ей, не оставлять без внимания.

На сердце стало легко”.

Завершающая беседа

Завершающая беседа, в которой осмысливается опыт всего пройденного пути, очень значима. “Рационализация” испытанного может и должна закрепить свершившееся в “иррациональном” пласте психики.

С завершением фазы восстановления и перенастройки только начинается решение проблем — уже в плоскости “реальной жизни”. Впереди большая работа “трезвения”, как ее называли святые отцы. Это работа по реализации освобожденных сил в достижения, превращения нового состояния в новый образ жизни.

Редко кому удается избежать повторных падений — тем не менее, важен процесс, сохранение направления движения. Важно помочь пациенту избежать ложного обольщения быстро достигнутым результатом, на который он зачастую даже и не рассчитывал. Пусть это удивление, по словам Платона, будет началом познания, а не началом погружения в прежние “тяжкие грехи” с еще большим безрассудством. Настрой на внимательное отношение к внутренним ощущениям, на хранение результата очень важен именно тогда, когда, казалось бы, все проблемы, касающиеся состояния, решены. Разговор с пациентом может вестись примерно в следующем ключе.

“Понятно, что хотелось бы, но нельзя “сделать” состояние на всю оставшуюся жизнь. Жизнь продолжается, и в ней возможны “испытательные” ситуации. Сохраняются и тенденции реагирования, свойственные Вам по природе. Разумеется, будут действовать новые наработки, и вам, скорее всего, будет даже интересно наблюдать за тем, как они реализуются. У нас будет возможность обсудить результаты.

Хочется верить, что Вы будете более чувствительны к своему состоянию, сможете оценить достигнутое равновесие, настрой и легко отличите спокойствие и неспокойствие, гармоничный контур ощущений и смещенный.

Может ли возникнуть сбой? Может. Именно потому, что жизнь продолжается. Наша работа показала, что во многих случаях расстояние между появлением сбоя в состоянии и его проработкой измерялось у Вас годами. Хочется верить, что пережитый в процессе нашей совместной работы опыт поможет Вам сокращать эту дистанцию и, в идеале, вы будете отрабатывать сбой почти в тот же момент, когда он возникает”.

 

“Трезвение”, “хранение ума”, как называли это древние подвижники, — естественная работа для того, кто сумел оценить благодатность “любви, радости, мира, долготерпения, благости, милосердия, веры, кротости, воздержания”, о которых упоминал еще апостол Павел в своем обращении к братьям по вере, как о плоде духа*. И работать для их достижения и хранения надо не 5 минут, не 10, но непрестанно.

На этом заканчивается экспресс-проработка состояния пациента. Равновесие восстановлено, ориентиры взяты. Что еще может быть предложено пациенту?

Поговорим о работе второго уровня. Постараемся обозначить ее горизонты.

Наши события

Как выучить иностранный язык быстро...

Каждый четверг вечером с 19.00 до 21.30 ...

Архив событий

София-анализ в Москве

8-9 ноября 2014 года в Москве состоялся совместный тренинг Андрей Ермо...

2014 год, психокатализ в новостях...

События психокатализа за 2014 год, собранные в ленте новостей. ...

2013 год, психокатализ в новостях...

События психокатализа за 2013 год, собранные в ленте новостей. ...

2012 годы, психокатализ в новостях...

События психокатализа за 2012 год, собранные в ленте новостей. ...

2011 год, психокатализ в новостях...

События психокатализа за 2011 год, собранные в ленте новостей. ...

Социальная связь

  

Подписаться на рассылку

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Контакты

  • +7 495 5-999-444 (д.),
  • +7 916 140-72-53 (моб.)
  • E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
  • Skype: andrey.ermoshin
  • www.psychocatalysis.com